Интересные слова и выражения 4

October 31st, 2008

Альфонс

Этим именем, по герою драмы «Господин Альфонс» (1873 г.) Александр Дюма-сына, называют мужчину, живущего на средства своей любовницы. Первое представление пьесы Дюма в Москве, в Малом театре, происходило 3 октября 1874 г. Русский перевод пьесы был озаглавлен «Красавец».

Аника-воин

Задира, хвастающийся своей силой, но обычно терпящий поражение. Имя воина взято из византийской повести о герое Дигенисе, прозванном anikitos – непобедимый. На Руси существовало множество народных сказаний и песен об Анике-воине.

Аннибалова клятва

Непреклонная решимость до конца бороться за какие-либо идеи, отстаивать свои идеалы. По словам древних историков, карфагенский полководец Ганнибал (Аннибал) рассказывал, что, когда ему было десять лет, отец заставил его дать клятву всю жизнь быть непримиримым врагом Рима, превратившего Карфаген в свою колонию. Ганнибал сдержал клятву.

Аннушка уже купила подсолнечное масло

Мы говорим так о неотвратимости каких-либо событий, изменить ход которых нам не под силу, о грядущем неизбежном возмездии. Слова Воланда из романа М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» (1929 – 40 гг., опубл. 1966 – 67 гг.)

Антей

С этим героем древнегреческой мифологии сравнивают человека, обладающего необычайной силой и связанного с родной землей, родным народом. Антей, гигант, сын бога морей Посейдона и богини земли Геи, побеждал всех своих противников, так как черпал новые силы, прикасаясь к земле – своей матери. Погиб в борьбе с Гераклом (Геркулесом), который поднял его на воздух, лишив возможности прикоснуться к земле.

Антигона

Имя ее стало нарицательным для девушки, посвятившей себя уходу за больным стариком. В греческих мифах Антигона – дочь слепого фиванского царя Эдипа, добровольно последовавшая за ним в изгнание и не разлучавшаяся с ним до дня его смерти. Образ ее, воплощенный в трагедиях Софокла («Эдип в Колоне», «Антигона»), - олицетворение трогательной дочерней любви, долга и мужества.

Аполлон

Именем этого древнегреческого бога называют красивого молодого человека. Аполлон – бог солнца, юности, покровитель искусств. Обычно его изображали в виде прекрасного юноши с кифарой в руках.

Аппетит приходит во время еды

Мы говорим так не только по поводу чьих-либо гастрономических пристрастий, но и когда желаем подчеркнуть, что страсть к обладанию чем-либо – знаниями, деньгами, властью, успехом – увеличивается у человека по мере приобретения желаемого. Выражение пришло из французского языка и звучит так: La?ppetit vient en mangeant (ль аппети? вьянтан манжа?н). Его произносит один из персонажей романа Франсуа Рабле «Гаргатюа и Пантагрюэль» (кн.1 – 4, 1533 – 52 гг.; кн. 5 – опубл. 1564 г.). Похожая мысль встречается в «Сатирах» древнеримского поэта Ювенала: Cre?scit amo?r nummi, cuant(um) ipsa pecu?nia cre?scit (кре?сцит амо?р нумми?, ква?нтум и?пса пеку?ниа кре?сцит) – жадность к монете растет соответственно росту богатства.

Арабские сказки

Нечто удивительное, неожиданное, невероятное, что можно сравнить с чудесами арабских сказок из сборника «Тысяча и одна ночь».

Аргонавты

Так называют отважных мореплавателей, искателей приключений. Согласно древнегреческой мифологии, смелые герои отправились на корабле «Арго» под предводительством Ясона в Колхиду за золотым руном, которое охранялось драконом. С помощью волшебницы Медеи аргонавты захватили золотое руно и привезли его в Грецию.
См. также: Золотое руно.

Интересные слова и выражения 3

October 28th, 2008

Адамовы веки

Первым человеком на Земле, согласно Библии, был Адам, созданный Богом на пятый день творения. На основе библейского повествования возникли выражения «адамовы веки», «адамовы времена», употребляемые в значении: давняя, незапамятная старина.

Адвокат дьявола

Так называют того, кто защищает безнадежное дело, в которое не верит сам. Выражение возникло из практикуемой в католической церкви процедуры канонизации нового святого, при котором проводится диспут между адвокатом Бога (advocatus Dei), перечисляющим достоинства канонизируемого, и адвокатом дьявола, который пытается опровергнуть доводы первого.
По-латныни: Advocatus diabolic (адвока?тус диа?боли).

Административный восторг

Этим выражением характеризуют наслаждение властью, подобострастное желание исполнить указания начальника, невзирая на степень осмысленности этих указаний. Выражение появилось благодаря роману Ф. М. Достоевского «Бесы»(1871 – 72 гг.).

Адонис

В греческой мифологии Адонис – прекрасный юноша, возлюбленный богини Афродиты (Киприды). Имя его употребляется как синоним красивого молодого человека, Адониса часто упоминают в своих произведениях античные авторы (Феокрит «Идиллии», Овидий «Метаморфозы»).

Ай Моська! Знать, она сильна,
Что лает на слона!

Цитата из басни И. А. Крылова «Слон и Моська» (1808 г.). Моська, увидевши Слона, которого, как известно, по улицам водили, стала лаять, визжать и лезть с ним в драку. На замечание Шавки, что Слон идет себе вперед, даже не замечая ее лая, Моська ответила:
Вот то-то мне и духу придает,
Что я, совсем без драки,
Могу попасть в большие забияки.
Пуская же говорят собаки:
«Ай Моська! Знать, она сильна,
Что лает на слона!»

Акробаты благотворительности

Выражение характеризует тщеславных людей, без зазрения совести преувеличивающих размеры оказываемой ими благотворительно помощи и извлекающих из этого пользу для себя лично. Фраза возникла в конце XIX в. Благодаря одноименной повести Д. В. Григоровича (1885 г.), в которой сатирически изображена деятельность филантропических обществ.

Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?

Выражение употребляется в значении: зачем же переходить мер. Цитата из комедии Н. В. Гоголя «Ревизор» (1836 г), слова Городничего об учителе:
«Он ученая голова – это видно, и сведений нахватал тьму, но только объясняет с таким жаром, что не помнит себя. Я раз слушал его: ну, покамест говорил об ассириянах и вавилонянах – еще ничего, а как добрался до Александра Македонского, то я не могу вам сказать, что с ним сделалось. Я думал, что пожар, ей-богу! Сбежал с кафедры и, что силы есть, хвать стулом об пол. Оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?»

Аллилуйю петь

См.: Петь аллилуйю.

Алчущие и жаждущие

Этой фразой характеризуют людей, которые страстно желают чего-либо (алкать – сильно желать, в первоначальном значении – чувствовать голод). Выражение встречается в Библии. Иисус в Нагорной проповеди говорит: «Блаженны  алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся» (Мф. 5:6).

Альма-ма?тер

Так по традиции выпускники университета или института называют свое учебное заведение. Выражение берет начало в латинской фразе Alma mater, что означает «Питающая мать».

Альфа и Омега

Самое главное, основа, суть. Альфа и омега – первая и последняя буквы греческого алфавита, отсюда и значение выражения: начало и конец всего, сущность. В Библии Иисус говорит о себе: «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец» (Откр. 21:6).

Высказывания

October 27th, 2008

Странные высказывания по поводу высказываний. Девушка в предвкушении нового закона.

Вот они! Вот они эти высказывания русского языка! Если глубоко задуматься над тем, что есть высказывания и для чего они нужны, то будет ясно – они никому никакой пользы еще не принесли, но ведь это эстетическое удовольствие! Во! Как здорово-то…

Если взять слона, скрестить его с мухой и обрызгать эту смесь уксусом, то получится нечто похожее на большой кусочек кавказского шашлычка величиной с гараж. И пусть никого не смущает, что такой взгляд на вещи может завораживать и таить в себе нечто похожее на физически-неописуемое явление.

Например, девушка. Сколько не делай, как тебя просит – ты будешь неправ, друг. Ой! А ты не девушка случайно? Извини, забыл, что девушки читать умеют. Ладно-ладно – я сама не парень и могу посоветовать то, чего другие могут только подумать, но до дела так и не дойдет никогда. А знаете почему? Потому что спать любят все! И Высказывания тоже знают цену каждому явлению. Ибо – так надо! Ибо – творец! Дарвин отдыхает.

Самый внимательный читатель может обнаружить в высказываниях нечто такое, что еще не нашлось в отражении Марксистко-Ленинииского течения. А мы то знаем, что все еще впереди и знаем, что история имеет тенденцию повторяться. Если что-то есть, то непременно это повторится – главное высказать свое отношение к тому, что бывает очень нехорошим по отношению к другим людям безупречного характера. Безупречного как вечные высказывания русского языка, которые веками накапливает народ, ценя и чтя каждую фразу.

У меня есть большущее подозрение, что люди хранят слова, и выражения не только потому, что это подтвердит их умственное развитие в нашем (и как ни странно в вашем) обществе. Я считаю (и это сугубо личная точка зрения) – никто не имеет право обвинять кого-то за то, что тот не захотел быть таким же как все. Да, есть правила. Есть некие принципы, через которые переступать нельзя, но также есть и нечто новое. Что-то такое, что еще не известно человечеству и чтобы понять это новое необходимо переступить эту черту. У каждого она своя.

Лично я люблю секс, но это ведь не делает из меня нимфоманку? Такая же ситуация с людьми, которым очень интересно копить высказывания знаменитых людей. А-ля Эйнштейн так сказал. А Цицерон так процитировал. А этот чел вообще себе ухо отрезал и сказал, что так и было и никто тут не виноват – это моя сугубо индивидуальная воля видите ли! Что хочу то и делаю!

И еще один важный момент касается высказываний по поводу денег! О ДА! Денюшки такие же материальные, как и наши мысли находящиеся где-то в поднебесной, затуманной, бездонной и плодовитой вселенной. Именно с такими словами я обращаюсь к ней. Она ведь любит, когда все идет вверх дном. Все люди любят ходить вверх головой.

Где грань? Если я сейчас окунусь в поток необузданной славы и резко, ежесекундно, прямо в этот момент стану звездой, то я встану на стол и крикну – ДА ЗДРАВСТВУЕТ ВЕЛИКИЙ И МОГУЧИЙ РУССКИЙ ЯЗЫК! Потому что он мне дает выплеснуть все какашки, которые мои добрые подруги дарят каждый день. Одна говорит – Подруга моя милая, у тебя что-то видок какой-то не такой, может тебе к врачу сходить? – И все! Настроение пропало на весь день. Как высказывания, так и любое слово может повредить, испортить, испоганить жизнь, словно кусок соли в торте.

Есть ли выход этому безобразию? Можно ли остановить этот поток высказываний?

Я думаю, что ДА! Конечно же, я не отношусь к радикальным стервам, но считаю, что нужно каждое слово вписать в конституцию. Если мне кто-то что-то скажет и мне это не понравится, то я сразу могу подать на этого человека в суд. Ибо не надо так мне говорить! Не пинайте меня. Я хочу просто спокойно жить и наслаждаться ею. Пусть зэки апеллируют по фени, а мы будем выражаться красиво и чисто. Оставьте при себе эту гадость.

Если ты это ОН и ты против, то ты казел, иначе ты сучка, если не хороший человек!

Ээээх… как же люблю я вас всех…

Интересные слова и выражения 2

October 27th, 2008

А он украдкою кивает на Петра

Цитата из басни И. А. Крылова «Зеркало и Обезьяна» (1816 г.). И среди людей много таких, кто, подобно мартышке, увидевшей себя в зеркале, не узнает свое отражение, считая, что это кто-то другой:
Таких примеров много в мире:
Не любит узнавать никто себя в сатире.
Я даже видел то вчера:
Что Климыч на руку нечист, все это знают;
Про взятки Климычу читают,
А он украдкою кивает на Петра

А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой!

Этими словами принято характеризовать бунтарей, тех, кто идет непроторенными дорогами. Цитата из стихотворения М. Ю. Лермонтова «Парус» (1832 г):
Под ним струя светлей лазури,
Над ним луч солнца золотой…
А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой!

А смешивать два эти ремесла
Есть тьма искусников; я не из их числа

Слова Чацкого из комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума» (1824 г.):
«Когда в делах – я от веселий прячусь;
Когда дурачиться – дурачусь;
А смешивать два эти ремесла
Есть тьма искусников; я не из их числа».

А судьи кто?

Так говорят о тех, кто по своим моральным качествам недостоин судить чужие слова и поступки. Похожее выражение встречается уже в Библии: «Кто ты, осуждающий чужого раба?» - говорит апостол Павел в Послании к римлянам (14:4). Слова Чацкого из комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума» (1824 г.):
«А судьи кто? – За древностию лет
К свободной жизни их вражда непримирима,
Сужденья черпают из забытых газет
Времен Очаковских и покоренья Крыма

А счастье было так возможно, так близко!

Слова Татьяны из романа А. С. Пушкина «Евгений Онегин» (1823 – 31 гг., полн. – 1833 г.):
«А счастье было так возможно,
Так близко!.. Но судьба моя
Уж решена. Неосторожно,
Быть может, поступила я:
Меня с слезами заклинаний
Молила мать; для бедной Тани
Все были жребии равны…
Я вышла замуж. Вы должны,
Я вас прошу меня оставить;
Я знаю: в вашем сердце есть
И гордость и прямая честь.
Я вас люблю (к чему лукавить?),
Но я другому отдана;
Я буду век ему верна»

Авгиевы конюшни

Этим выражением характеризуют крайнюю запущенность как помещений, так и дел – всего того, что требует неимоверных усилий для выправления положения. В древнегреческой мифологии Авгиевы конюшни – обширные конюшни царя Авгня, которые в продолжение многих летнее убирались. Очищены они были в один день Гераклом.

Авгур

Так принято называть человека, сознательно и хитро вводящего в заблуждение других, ловкого обманщика. Авгуры – жрецы в Древнем Риме, толковавшие волю богов по  ауспициям (от лат. Avis – птица и specie – смотрю, наблюдаю), то есть по полету и крикам птиц, по поведению священных кур.
См. также: Улыбка авгура.

Аврора

В древнеримской мифологии богиня утренней зари, приносящая дневной свет богам и людям. Соответствует в древнегреческой мифологии богине Эос. Аврора изображалась юной крылатой женщиной, поднимающейся из океана на колеснице, запряженной светлыми конями. В образной и поэтической речи Аврора – синоним утренней зари.

Автомедон

Именем этого героя эпической поэмы Гомера «Илиада», ловкого возницы, управлявшего колесницей Ахилла, иронически, шутливо называют ямщика, кучера, извозчика, водителя. А. С. Пушкин пишет о российских извозчиках в романе «Евгений Онегин» (1823 – 31 гг., полн. –  1833 г):
Зато зимы порой холодной
Езда приятна и легка.
Как стих без мысли в песне модной,
Дорога зимняя гладка.
Автомедоны наши бойки,
Неутомимы наши тройки,
И версты, теша праздный взор,
В глазах мелькают, как забор.

Агнец божий

Кроткий, ласковый, послушный человек. Прикинуться агнцем – притвориться послушным, непорочным. Выражение восходит к Библии. Пророк Иеремия говорит: «А я, как кроткий агнец, ведомый на заклание, и не знал, что они составляют замыслы против меня» (Иер. 11:19).
По-латыни: Agnus Dei (а?гнус дэ?и).

Интересные слова и выражения

October 26th, 2008

А Васька слушает да есть

Так говорят о том, кто не обращает никакого внимания на слова окружающих, продолжая совершать неприглядные поступки. Цитата из басни. И. А. Крылова «Кот и Повар» (1812 г.) Повар, отлучившись, оставил Кота стеречь съестные припасы от мышей. Но, вернувшись, застал сторожа за поеданием курчонка. Повар стал укорять Кота:
Теперя все соседи скажут:
«Кот-Васька плут! Кот-Васька вор!
И Ваську-де соседи не только что в поварню,
Пускать не надо и на двор.
Как волка жадного в овчарню:
Он порча, он чума, он язва здешних мест!»

(А Васька слушает да есть.)
См. также: Чтоб там речей не тратить по-пустому, где нужно власть употребить.

А впрочем, он дойдет до степеней известных

Выражение употребляется по отношению к тем, кто для достижения своих корыстных целей угодничает перед начальником, перед теми, кто сильнее, от кого зависит карьера. Цитата из комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума» (1824 г):
А впрочем, он дойдет до степеней известных.
Ведь нынче любят бессловесных.

А все-таки она вертится!

Так мы говорим, если абсолютно убеждены в своей правоте. Выражение приписывают великому итальянскому естествоиспытателю и астроному Галилео Галилею (1564-1642), который, будучи вынужденным отречься по настоянию инквизиции от учения Коперника о вращении Земли вокруг Солнца, после церковного суда произнес фразу: Eppur si muove (итал. – э?ппур си муо?ве).

А вы, друзья, как ни садитесь,
Всё в музыканты не годитесь

Этой фразой характеризуют неумелых, никчемных исполнителей какого-либо дела. Цитата из басни И. А. Крылова «Квартет» (1811 г.). Однажды, как известно, проказница-Мартышка, Осел, Козел да Косолапый Мишка затеяли сыграть Квартет. Поскольку у друзей ничего не получалось, хотя они по-разному рассаживались, спорили о том, кому и как сидеть, они решили спросить совета Соловья. Но Соловей ответил им:
«Чтоб музыкантом быть, так надобно уменье
И уши ваших понежней…
А вы, друзья, как ни садитесь,
Всё в музыканты не годитесь».

А где пастух дурак, там и собаки дуры

Цитата из басни И. А. Крылова «Волка и Волчонок» (1811 г.). Волк, обучая Волчонка правилам своего промысла, говорит ему:
«Пойдем-ка, я тебя на стадо наведу,
Где сбережем верней мы наши шкуры:
Хотя при стаде  том и множество собак,
Да сам пастух дурак;
А где пастух дурак, там и собаки дуры».

А дуги гнут с терпеньем и не вдруг

Выражение означает, что в любом деле нужно терпение и время. Цитата из басни И. А. Крылова «Трудолюбивый Медведь» (1818 г.) Медведь, увидев, что мужик прибыльно торгует дугами для конской упряжки, тоже решил заняться этим ремеслом. Но лишь переломал весь лес, так и не согнув ни одной дуги. Тогда он решил спросить у мужика, в чем причина:
«Скажи, в чем есть тут главное уменье?» –
«В том, – отвечал сосед, –
Чего в тебе, кум, вовсе нет:
В терпенье».

А жаль, что не знаком
Ты с нашим петухом

Так говорят о тех, кто безапелляционно судит обо всем, считая себя экспертом в любом вопросе. Цитата из басни И. А Крылова «Осел и Соловей» (1818 г.) Осел, прослушав пенье Соловья, говорит ему:
«А жаль, что незнаком
Ты с нашим петухом:
Еще б ты боле навострился,
Когда бы у него немножко поучился».

А король-то голый!

Так мы часто говорим о ничтожном, пустом человеке, которого еще недавно считали значительным, умным, всемогущим. Фраза из сказки Ханса Кристиана Андерсена «Новое платье короля» (1835 – 37 гг.). Некий король так любил красиво одеваться, что тратил на наряды все деньги. И вот однажды двое обманщиков выдали себя за ткачей, которые могут изготовлять такую чудесную ткань, кроме необыкновенно красивого рисунка обладавшую свойством становиться невидимой для всякого человека, кто находится не на своем месте или же непроходимо глуп. Наконец обманщики объявили, что платье готово, но ни сам король, ни его министры и придворные не решились признаться, что не видят никакого платья. Когда же король под восторженные возгласы толпы шествовал по улицам, какой-то мальчик вдруг закричал: «А король-то голый!»

А ларчик просто открывался

Так говорят тому, кто при решении простой проблемы пытается излишне мудрствовать, применять сложные теории, мудрить. Цитата из басни И. А. Крылова «Ларчик (1808 г.). Однажды кому-то принесли прекрасный ларчик. Некий мудрец, определив, что он с секретом, вызвался его открыть.
Потел, потел, но наконец устал,
От Ларчика отстал
И, как открыть его, никак не догадался:
А Ларчик просто открывался.

А он – дивит
Свой только муравейник

Цитата из басни И. А. Крылова «Муравей» (1819 г.). Муравей, считавшийся среди своих сородичей непомерным силачом, решил показать себя в городе. Но, как он ни старался, никто его там не заметил. Мораль:
Так думает иной
Затейник,
Что он в подсолнечной  гремит.
А он – дивит
Свой только муравейник.

А был ли мальчик?

October 23rd, 2008

Выражение означает, что говорящий абсолютно не уверен в чем-либо. Происходит из романа М. Горького «Жизнь Клима Самгина» (1925-36 гг.) где во время попытки спасти провалившихся под лед детей кто-то из прохожих спрашивает: «Да был ли мальчик-то

Современный русский язык. Скачать учебник.

October 22nd, 2008

Современный русский язык: Учебник / Под редакцией Н.С. Валгиной. Содержит все разделы курса современного русского языка: лексику и фразеологию, фонетику, фонологию и орфоэпию. графику и орфографию, словообразование, морфологию, синтаксис и пунктуацию. При подготовке настоящего издания учтены достижения в области русского языка за последние 15 лет. В отличие от пятого издания  в учебник включены материалы, освещающие активные процессы в современном русском языке, пополнен список способов словообразования. отмечены тенденции в употреблении форм грамматического числа, рода и падежа, учтены изменения в синтаксисе. Скачать учебник современного русского языка можно по следующим ссылкам:

  1. Скачать учебник “Современный русский язык” с сервера Rapidshare.com
  2. Скачать учебник “Современный русский язык” с сервера DepositFiles.com

Просьба оставьте свой комментарий, если ссылки оказались битыми.

Буквы в русском языке

October 22nd, 2008

Русский алфавит (русская азбука) — алфавит русского языка, в нынешнем представлении с 33 буквами существующий фактически с 1918 года (официально лишь с 1942 года: ранее считалось, что в русском алфавите 32 буквы, поскольку Е и Ё рассматривались как варианты одной и той же буквы).

Аудиозапись русского алфавита можно скачать тут или тут

Таблица букв русского языка

А а Б б В в Г г Д д Е е Ё ё
Ж ж З з И и Й й К к Л л М м
Н н О о П п Р р С с Т т У у
Ф ф Х х Ц ц Ч ч Ш ш Щ щ Ъ ъ
Ы ы Ь ь Э э Ю ю Я я
Буквы в русском языкеБуквы в русском языке

Список прописных букв русского языка

  • А
  • Б
  • В
  • Г
  • Д
  • Е
  • Ё
  • Ж
  • З
  • И
  • Й
  • К
  • Л
  • М
  • Н
  • О
  • П
  • Р
  • С
  • Т
  • У
  • Ф
  • Х
  • Ц
  • Ч
  • Ш
  • Щ
  • Ъ
  • Ы
  • Ь
  • Э
  • Ю
  • Я

Список строчных букв русского языка

  • а
  • б
  • в
  • г
  • д
  • е
  • ё
  • ж
  • з
  • и
  • й
  • к
  • л
  • м
  • н
  • о
  • п
  • р
  • с
  • т
  • у
  • ф
  • х
  • ц
  • ч
  • ш
  • щ
  • ъ
  • ы
  • ь
  • э
  • ю
  • я

Список прописных и строчных букв русского языка

  • А а
  • Б б
  • В в
  • Г г
  • Д д
  • Е е
  • Ё ё
  • Ж ж
  • З з
  • И и
  • Й й
  • К к
  • Л л
  • М м
  • Н н
  • О о
  • П п
  • Р р
  • С с
  • Т т
  • У у
  • Ф ф
  • Х х
  • Ц ц
  • Ч ч
  • Ш ш
  • Щ щ
  • Ъ ъ
  • Ы ы
  • Ь ь
  • Э э
  • Ю ю
  • Я я

Снизим безграмотность

October 22nd, 2008

Вопрос безграмотности в России растет с каждым днем. Всё сложнее встретить сегодня абсолютно грамотного человека. А вот безграмотных много, независимо от того, кем этот человек является в обществе. Будь это чиновник или обычная рядовая секретарша – всё одно. Возникает вопрос: откуда берется эта безграмотность и как её устранить? Такую резкую снижаемость грамотности ученые объясняют тем, что у большинства современных детей снижена активность структур головного мозга, что обуславливает неожиданное написание лишних букв в конце слов, или вовсе пропуск окончаний. Правда, ученые утверждают, что с безграмотностью бороться можно. Главное знать с чего начать!

Необходимо снижать безграмотность!

Кто знает с чего начать?

Безграмотность и ее причины

October 22nd, 2008

Доказывать, что грамотность наших школьников сильно понизилась, — значило бы ломиться в открытую дверь. Это обнаруживается на приемных экзаменах в высшие учебные заведения и техникумы; на уровне грамотности машинисток и переписчиц, недавно окончивших школу; при обследованиях школ, и вообще везде, где приходится наблюдать людей, обучавшихся письму последнее время. Не надо, конечно, думать, что в прежнее время по этой части все обстояло благополучно; вопрос о поднятии грамотности всегда стоял на очереди. Но надо откровенно признать, что сейчас этот вопрос приобрел совершенно необычную остроту и что вопли о недопустимой безграмотности питомцев нашей школы отнюдь не преувеличены. Надо откровенно признать, что этот пробел в нашем школьном деле дошел до размеров общественного бедствия, что об этом надо кричать и изыскивать меры для его изживания.

Может показаться странным, что после проведения реформы орфографии, которая и была задумана в значительной мере в целях облегчения достижения полной грамотности, результаты получились как раз обратные ожидаемым. Между тем нет ничего естественнее, и это можно было даже предвидеть. В самом деле, реформа облегчала орфографию, но не делала ее легкой, ибо орфография языка, употребляемого полутора сотнями миллионов людей, по самому существу вещей не может быть абсолютно легкой — почему, здесь было бы очень долго объяснять; скажу только, что полтораста миллионов, расселенные на колоссальной территории, не могут говорить одинаково, а писать должны одинаково. Итак, реформа не сделала орфографию безусловно легкой, но зато в корне подорвала ее престиж.

Нам, филологам, было, конечно, всегда понятно, что орфография есть вещь условная и меняющаяся во времени; но широкие круги грамотных людей считали ее покоящейся на каких-то незыблемых основаниях. Для низших слоев грамотных людей эта самая грамотность была вообще пределом науки; уметь правильно расставлять яти значило быть «ученым человеком». Для высших слоев грамотных людей требования орфографии оправдывались наукой, и нарушать эти требования значило разрушать науку, значило разрушать родной язык, отрекаясь от его истории. Для того чтобы ясно представить себе эти прежние умонастроения, достаточно вспомнить о тех жарких спорах, которые велись на тему о том, как писать: л?чебница или лечебница, бол? или боле, ветчина или вядчина и т. п.

Реформа орфографии наглядно, а потому безвозвратно, уничтожила все эти иллюзии. Оказалось, что можно писать хлеб, снег, беспричинный и т. д., и т. д., за что раньше ставили двойку, лишали диплома или не принимали на службу писцом. Практический вывод, который был сделан отсюда широкими массами, и не только ими, но и учительством, и не только низовым, но и средним, вообще почти всем обществом, был тот, что орфография — вещь неважная, пиши, дескать, как хочешь, не в том сила. Я утверждаю это не как собственный домысел, а как постоянно подтверждающееся наблюдение над жизнью и школой. Эта новая оценка орфографии была подкреплена свойственным всем революционным эпохам презрением к «форме» и погоней за «существом». В результате и получилась та недооценка значения орфографии, которая, по моему глубокому убеждению, и является коренной причиной современной безграмотности.

Что же делать? Прежде всего надо вернуть орфографии ее престиж, но, конечно, не тот традиционный, который заставлял держаться за каждую букву прошлого, и не тот псевдонаучный, которым орфография была окружена и которого на самом деле у нее не было, а тот реальный, который делает ее замечательным орудием общения миллионов людей.

В самом деле, ведь совершенно ясно, что если все будут писать по-разному, то мы перестанем понимать друг друга. Значит, смысл и ценность орфографии в ее единстве. Чем идеальнее это единство, тем легче взаимопонимание. Эти общие соображения вполне подтверждаются исследованием процесса чтения. Для полной успешности этого процесса необходимо, чтобы мы как можно легче узнавали графические символы, чтобы как можно легче возникали связанные с ними ассоциации. Все непривычное — непривычные очертания букв, непривычная орфография слов, непривычные сокращения и т. п. — все это замедляет восприятие, останавливая на себе наше внимание. Всем известно, как трудно читать безграмотное письмо: на каждой ошибке спотыкаешься, а иногда и просто не сразу понимаешь написанное. Грамотное, стилистически и композиционно правильно построенное заявление на четырех больших страницах можно прочесть в несколько минут. Столько же времени, если не больше, придется разбирать и небольшую, но безграмотную и стилистически беспомощную расписку.

Писать безграмотно — значит посягать на время людей, к которым мы адресуемся, а потому совершенно недопустимо в правильно организованном обществе. Нельзя терпеть неграмотных чиновников, секретарей, машинисток, переписчиков и т. д., и т. д. И, конечно, по мере налаживания жизни, поднятие грамотности будет осуществляться самым безжалостным образом этой самой жизнью: плохо грамотных будут удалять со службы, а то и просто не принимать на службу; при прочих равных условиях предпочтение во всяких обстоятельствах будет даваться более грамотному и т. д., и т. д. Если мы не привьем детям грамотности, то мы не создадим общественно полезных работников и не исполним того, чего ожидают от нас жизнь и общество.

Позволяю себе к этому прибавить, что мы должны научить наших детей писать не только грамотно, но и четко, что не менее важно. Но это замечание непосредственно не относится к моей теме, а, с другой стороны, заслуживало бы более подробного развития. А потому я перехожу ко второй причине современной безграмотности.

Мне кажется, что она лежит в методах обучения орфографии. Дело в том, что лет 20–25 тому назад большое влияние на учительские умы оказали писания немецкого педагога Лая. Они переводились на русский язык, служили темой докладов на разных съездах и целиком влились в ходячие методики. Мне нет охоты — да это было бы здесь и неуместно — перетряхивать старые книжки и восстанавливать всю историю вопроса; скажу кратко, в чем была суть дела. Умение писать грамотно стало рассматриваться как известный благоприобретенный механизм, основанный на моторной и зрительной памяти. Поэтому основным методом для достижения этого умения стали признавать списывание с правильных образцов, а царствовавшей до того времени диктовке объявлялась жесточайшая война.

Что грамотность есть механизм или, говоря проще, что чем грамотнее человек, тем меньше задумывается он над самым процессом письма, — это несомненная истина. Однако такая формула слишком проста для действительности. Если, например, я не буду думать над тем, что сейчас пишу, то, конечно, навру и в употреблении ь в глаголах на -ся, и в употреблении префиксов и некоторых неударных окончаний, и во многих других случаях, не говоря уже о знаках препинания, механическое употребление которых ведет иногда, как мы знаем из практики, к полной безграмотности. Значит, хотя идеалом и является механизация процесса письма, однако лишь до известного предела, за которым процесс письма все же должен быть сознательным. Внимание должно задерживаться на некоторых формах языка, быстро их анализировать и соответственно решать ту или иную орфографическую задачу. Уже из этого следует, что механизация процесса письма никоим образом не даст абсолютной грамотности, и даже больше — она обязательно приведет к полуграмотности, так как не создаст привычки при писании быстро анализировать языковые формы.

С этой точки зрения и диктовки с отметками вовсе не такое плохое средство, ибо приучают с напряженным (подстегнутым) вниманием быстро разрешать орфографические задачи. Но и механизации письма, важность которой я, конечно, вовсе не отрицаю, едва ли правильно достигать механическими средствами, ссылаясь при этом на старых писарей, которые за 15–20 лет научались писать вполне грамотно.1 Ведь наша задача во всех областях знания — облегчить, ускорить это механическое обучение через его рационализацию. Идеалом, по-моему, является достижение необходимого предела механизации через сознательность, с тем чтобы эта последняя была налицо во всех нужных случаях и была наготове, когда механизм почему-либо хотя бы на минуту отказывается служить.

Но если с этим кто-либо и не согласится, то уже безусловно все должны признать, что необходимейшим условием приобретения механизма письма является абсолютная правильность списывания, что возможно лишь при максимальном напряжении внимания. Ну, а известно, конечно, что списывание — смертельно скучная вещь, что дети списывают крайне невнимательно и делают при этом нещадное количество ошибок. Из этого неопровержимо следует, что списывание следует сделать максимально сознательным, сосредоточивая внимание детей на языковых формах и их анализе. Наша орфография, будучи почти последовательно этимологической (словопроизводственной), дает этому богатейшую пищу. Она заставляет разлагать слова на составные части, подыскивать им родственные формы (вод-а \ вод-н-ый; стл-а-ть = в произношении «слать» \ стел-ю; добр-ым \ зл-ым; земл-ян-ой \ земл-ян-к-а), находить соотношение менаду словами, группами слов (для знаков препинания) и т. п. Иначе говоря, для того чтобы приобрести механизм письма, необходимо заниматься языком и его грамматикой — вывод, который может показаться довольно банальным. Однако на нем следует настаивать, так как было время, когда многим из нас казалось, что орфографии можно научиться помимо занятий языком, что эти последние необходимы лишь сами по себе, а не для грамоты. Многие думали, а может и сейчас думают, что для того, чтобы научиться грамотно писать, следует только изгнать диктовки и заставить списывать с рукописного или курсивом напечатанного текста. В действительности дело обстоит далеко не так просто, как это прекрасно показал В. Чернышев в своей книжечке «В защиту живого слова» (СПБ, 1912).

Между тем, отделив занятия языком от обучения грамоте, многие учителя, не имевшие склонности к занятиям языком или слабо к этому подготовленные, стали на практике понемногу все более и более пренебрегать ими. Таким образом, обучение правописанию повисло в воздухе, базируясь лишь на списывании. Я полагаю, что те результаты, которые сейчас налицо, получились в значительной степени благодаря разобранному методическому заблуждению или, вернее, благодаря поспешным и односторонним выводам из некоторых данных экспериментальной педагогики.

Итак, для того чтобы дети писали грамотно, им необходимо заниматься языком как таковым. Но здесь выступает третья причина современной безграмотности, которая состоит в том, что учителя в массе не любят и не умеют заниматься языком. Можно было бы подумать, что русские учителя не любят русского языка. Я верю, что это не так; я верю, что они любят русский язык, но любят его инстинктивно, не сознательно, не отдавая себе отчета, что и почему они должны в нем любить. А между тем для того, чтобы дети с успехом занимались языком, нужно, чтобы они его полюбили; а для того, чтобы дети полюбили язык, нужно, чтобы учителя заразили их своей любовью; но инстинктивная любовь, если она и есть, не может передаваться детям; она должна как-то реально выражаться и иметь свои точки приложения.

Почему же учительство не любит и не умеет заниматься языком? Да потому, что его этому не научили. Ведь в конце концов школьная наука всегда является в той или другой мере функцией университетской науки. И вот надо констатировать, что университетская наука второй половины XIX в. в области языка ничего не давала для школьной науки.

В связи с целым рядом обстоятельств, на которых здесь неуместно было бы останавливаться, языкознание этой эпохи целиком сделалось историческим, сосредоточившись притом почти исключительно на фонетике и морфологии. В этой области было сделано очень много, и языкознание в целом сдвинулось с мертвой точки, на которой оно находилось в XVIII в.; но все это было не для школы. Между тем языком как выразительным средством в современном его разрезе — главное, что нужно и важно в школе, — в науке почти что вовсе не занимались. Получился разрыв между университетской и школьной наукой, и даже больше — между университетской наукой в области языкознания и обществом (подробнее об этом см. в предисловии к первому выпуску «Русской речи» [Петроград, 1923]).

Учительство было предоставлено самому себе и пробавлялось старым схоластическим материалом. Только в XX в. начинает замечаться поворот к языку, как выразителю наших мыслей и чувств; начинает все больше и больше подчеркиваться теснейшая связь языка и литературы. Но на этом пути пока сделано очень мало. «Об отношении русского письма к русскому языку» И. А. Бодуэна де Куртенэ, «Сборник задач по введению в языковедение» его же, «Очерк русского литературного языка» А. А. Шахматова, «Синтаксисы» Д. Н. Овсянико-Куликовского и А. М. Пешковского, книги В. А. Богородицкого, В. И. Чернышева и Е. Ф. Будде, а в последнее время М. Н. Петерсона, Н. Н. Дурново и Л. А. Булаховского в научной литературе и книги Пешковского, Ушакова и Рыбниковой в школьной — вот почти все, что имеется по этой части. Достаточно сказать, что у нас вовсе нет словаря русского литературного языка; нет хорошей полной грамматики (есть части ее, да и то на сербском языке); нет хорошего этимологического словаря (Преображенский, как известно, остался неоконченным); вовсе не разработана синонимика; нет стилистики. И говорить нечего, что почти нет хороших лингвистических разборов литературных произведений; нет хороших задачников и разных сборников упражнений по стилистике и по другим отделам языка и т. п.

Что же делать? Содействовать появлению соответственных трудов, всячески поддерживать их авторов, хлопотать о поднятии квалификации в области языка у студентов университета и педагогических вузов; коренным образом реформировать педтехникумы, имея в виду, что все слушатели педтехникумов будут прежде всего учителями русского языка, а потому должны любить2 и хорошо знать его, понимать его механизм. Теперь, как я убедился отчасти и на личном опыте, слушатели педтехникумов занимаются и интересуются чем угодно, но не русским языком, и не могут сознательно отнестись к самому элементарному факту языка или правописания.

Вот три основные причины современной безграмотности, на мой взгляд. Но есть, конечно, много и других, побочных. На некоторые из них я и укажу в заключение:

1) С. А. Золотарев, анализируя ошибки современных школьников, приходит к заключению, что многие из них являются результатом распущенности. И с этим надо безусловно согласиться. Хорошая тетрадь, грамотное письмо, четкий почерк возможны лишь при большой внутренней дисциплине и подтянутости.

2) Как это ни звучит парадоксально, однако нужно сказать, что одной из причин понижения грамотности, одной из серьезных причин, являются «новые методы». Конечно, не новые методы сами по себе — их можно только приветствовать, так как отсутствие новых методов означало бы застой педагогической мысли, — а то «усердие не по разуму», которое проявляют некоторые администраторы. Многие из них решительно помешались на разных новых методах и расценивают школы и отдельных педагогов не по достигаемым ими результатам, а по тому, насколько они применяют новые методы. Пора вспомнить мудрое изречение, что суббота для человека, а не человек для субботы. Государству и обществу важны не школьные методы, а степень пригодности к жизни выпускаемых школою граждан. Первое же требование, предъявляемое жизнью, — это грамотность и умение читать книгу (и то и другое, конечно, и в узком, и в широком смысле). Методы же надо предоставить специалистам, ученым советам, исследовательским институтам, лабораторным школам, педагогическим обществам, съездам и т. п. Вопрос о методах — сложный. Универсальных методов нет. В каждом новом методе есть нечто ценное, чем надо воспользоваться; но едва ли в истории можно найти случаи, когда новые методы целиком могли бы быть с пользой применены в жизни. Между тем наши педагоги часто в погоне за новыми методами забывают о своих обязанностях перед детьми и обществом и не научают своих питомцев тому, что, несомненно, должно остаться при всяких методах.

3) Немаловажным является и вопрос о книгах. На разных коллоквиумах приходится поражаться малой начитанности наших школьников. Между тем механизм грамоты, несомненно, приобретается и чтением (я не буду здесь разбирать сложного вопроса о роли чтения в процессе создания грамотности; но что оно имеет большое значение в этом деле, не подлежит сомнению). Совершенно очевидно, что дети, которые должны овладеть литературным языком, должны читать наших классиков (к этому вопросу я надеюсь вернуться еще в особой статье), и читать их в большом количестве. Отчасти здесь может быть вина и школы, которая не умеет организовать этого чтения; но главную роль, — ибо чтение это должно быть самостоятельное и свободное, — здесь, по-видимому, играет большой недостаток книг, особенно в провинции.

Щерба Л. В. Избранные работы по русскому языку. М.: Учпедгиз, 1957. С. 56–62.


| |