Archive for November, 2008

Заимствования из родственных славянских языков

Wednesday, November 19th, 2008

Из родственных языковых заимствований особо выделяется значительная по составу группа слов старославянского происхождения. Однако немалую роль в обогащении русского языка сыграли и слова, пришедшие из других славянских языков - белорусского, украинского, польского, словацкого и др.

Старославянизмы получили широкое распространение на Руси после принятия христианства, в конце Х в. Они пришли из близкородственного старославянского языка, который длительное время использовался в ряде славянских государств в качестве литературного письменного языка, употребляемого для перевода греческих богослужебных книг. В его южнославянскую основу органично вошли элементы из языков западно- и восточнославянских, а также немало заимствований из греческого. С самого начала этот язык применялся прежде всего в качестве языка церкви (поэтому его иногда называют церковнославянским или древнецерковноболгарским). В разных странах он принимал черты местных языков и в этом виде использовался за пределами собственно литургических текстов. В памятниках древнерусской письменности (особенно в летописях) нередки случаи смешения старославянского и русского языков. Это свидетельствовало о том, что старославянизмы не были чуждыми заимствованиями и прочно укреплялись в русском языке как близкородственные.
Из старославянского языка в русский пришли, например, церковные термины: священник, крест, жезл, жертва и др.; многие слова, обозначающие абстрактные понятия: власть, благодать, согласие, вселенная, бедствие, добродетель и др.

Старославянизмы, заимствованные русским языком, не все одинаковы: одни из них являются старославянскими вариантами слов, существовавших еще в общеславянском языке (глад, враг и др.); другие являются собственно старославянскими (ланиты, уста, перси, истина и др.); причем существующие исконно русские слова, синонимичные им, совершенно иные по своей фонетической структуре (щеки, губы, груди, правда и др.). Наконец, выделяются так называемые семантические старославянизмы, т.е. слова по времени появления общеславянские, однако получившие особое значение в старославянском языке и с этим значением вошедшие в состав русской лексики (грех, Господь и др.).

Старославянизмы по сравнению с русскими вариантами имеют звуковые (фонетические), морфологические и семантические отличительные признаки.

К основным звуковым относятся: 1) неполногласие, ср.: врата - ворота, плен - полон; 2) начальные ра, ла, ср.: равный, ладья - ровный, лодка; 3) сочетание жд, согласный щ, ср.: хождение - хожу, освещение - свеча; 4) е в начале слова и перед твердым согласным, ср.: единица - один, перст - наперсток и др.

Морфологическими признаками являются, например, отдельные словообразовательные элементы: 1) приставки воз- (воздать, возвратить), чрез- (чрезмерный) и др..; 2) суффиксы -стви(е) (благоденствие), -ч(ий) (ловчий), -знь (жизнь), -ущ-, -ющ-, -ащ-, -ящ- (сведущий, тающий, лежащий, горящий); 3) характерные первые части сложных слов: бого-, добро-, зло-, грехо-, душе-, благо- и т.п. (богобоязненный, добродетельный, злонравие, грехопадение, душеполезный, благословение).

Старославянские слова обладают и некоторыми семантико-стилистическими признаками. Так, по сравнению с русскими вариантами старославянизмы, первоначально используемые преимущественно в богослужебных книгах, сохранили более отвлеченное значение, например: увлечь (ср. русск. уволочь), влачить (ср. русск. волочить), страна (ср. русск. сторона). Поэтому старославянизмы нередко сохраняют оттенок книжности, стилистической приподнятости.

Примечание. Проф. Г.О. Винокур старославянизмы с неполногласными основами делил на славянизмы по происхождению, т.е. славянизмы с определенными фонетическими и морфологическими чертами, и старославянизмы по стилистическому употреблению.

В группе славянизмов по происхождению он выделял:

а) старославянские слова, русские варианты которых хотя и зафиксированы в древних памятниках, но неупотребительны: благо - болого, влага - волога и др.;

б) старославянизмы, употребляемые наряду с русским вариантом, имеющим иное значение: гражданин - горожанин, главный - головной, прах - порох, млечный - молочный;

в) старославянизмы, редко употребляемые в современном языке, имеющие русские варианты: брег - берег, глас - голос, врата - ворота, злато - золото, млад - молод и др. Использование слов последней группы (например, в поэтической речи) стилистически уместно и оправдано. Эти славянизмы являются славянизмами и по происхождению, и по стилистическому употреблению (см.: Винокур Г.О. Избранные работы по русскому языку. М„ 1959. С. 443).

В русском языке есть заимствования из других близкородственных славянских языков, например из белорусского, украинского, польского, словацкого и др. По времени проникновения они являются более поздними, чем старославянизмы. Так, отдельные заимствования из польского языка датируются XVII-XVIII вв. Часть из них, в свою очередь, восходит к европейским языкам (немецкому, французскому и др.). Но немало и собственно польских слов (полонизмы). Среди них есть такие, которые являются названием жилья, предметов быта, одежды, средств передвижения (квартира, скарб, дратва, байка (ткань), бекеша, замша, кофта, карета, козлы); названием чинов, рода войск (полковник, устар. вахмистр, рекрут, гусар); обозначением действия (малевать, рисовать, тасовать, клянчить); названием животных, растений, пищевых продуктов (кролик, петрушка, каштан, барвинок - растение, булка, фрукт, миндаль, повидло) и др. Некоторые полонизмы пришли в русский язык через посредство украинского или белорусского языков (например, маевка, молчком, пан и др.).

Из украинского языка пришли слова борщ, брынза (переоформленное румынское), бублик, гопак, детвора и др.

Все родственные славянские заимствования были близки русскому языку, его системе, быстро ассимилировались и лишь этимологически могут быть названы заимствованиями.

Заимствованные слова в русском языке

Wednesday, November 19th, 2008

Русский народ с древних времен вступал в культурные, торговые, военные, политические связи с другими государствами, что не могло не привести к языковым заимствованиям. В процессе употребления большая часть их подверглась влиянию заимствующего языка. Постепенно заимствованные слова, ассимилированные (от лат. assimilare - усваивать, уподоблять) заимствующим языком, входили в число слов общеупотребительных и уже не воспринимались как иноязычные. В разные эпохи в исконный язык (общеславянский, восточнославянский, собственно русский) проникали слова из других языков. В настоящее время такие слова, как сахар, свекла, баня и другие, считаются русскими, хотя они были заимствованы из греческого языка. Вполне обрусели и такие слова, как школа (из латинского языка через польский), карандаш (из тюркских языков), костюм (из французского языка) и мн. др. Национальная самобытность русского языка ничуть не пострадала от проникновения в него слов иноязычных, так как заимствование - вполне закономерный путь обогащения любого языка. Русский язык сохранил свою полную самостоятельность и лишь обогатился за счет заимствованных слов.

В зависимости от того, из какого языка пришли те или иные слова, могут быть выделены два типа заимствований: 1) заимствования родственные (из славянской семьи языков) и 2) заимствования иноязычные (из языков иной языковой системы). К первому типу относятся заимствования из родственного старославянского языка (иногда в лингвистической литературе его называют древнеболгарским). Ко второму - заимствования из греческого, латинского языков, тюркские, скандинавские, западноевропейские (романские, германские и др.).

По времени проникновения заимствованная лексика тоже неоднородна: одни слова в ней относятся к периоду индоевропейской языковой общности, другие - к общеславянскому языковому единству, третьи пополняли язык восточных славян в древнерусский период его существования и, наконец, немало слов вошло уже в собственно русскую лексику.

Одновременно и русские слова входили в другие языки.

Исконная лексика русского языка

Wednesday, November 19th, 2008

По хронологическому признаку выделяются следующие группы исконных русских слов, объединяемых своим происхождением, или генезисом (гр. genesis - происхождение): индоевропейские, общеславянские, восточнославянские (или древнерусские) и собственно русские.

Индоевропейскими называются слова, которые после распада индоевропейской этнической общности (конец эпохи неолита) были унаследованы древними языками этой языковой семьи, в том числе и общеславянским языком. Так, общими для многих индоевропейских языков будут некоторые термины родства: мать, брат, дочь; названия животных, продуктов питания: овца, бык, волк, мясо, кость и т.д.

Общеславянскими (или праславянскими) называются слова, унаследованные древнерусским языком из языка славянских племен, занимавших к началу нашей эры обширную территорию Восточной, Центральной Европы и Балкан. В качестве единого средства общения он использовался приблизительно до VII в. н. э., т.е. до того времени, когда в связи с расселением славян (оно началось раньше, но наибольшей интенсивности достигло к VI-VII вв.) распалась и языковая общность. Естественно предполагать, что и в период распространения единого общеславянского языка уже существовали некоторые территориально обособленные диалектные различия, которые в дальнейшем послужили основой для формирования отдельных славянских языковых групп: южнославянских, западнославянских и восточнославянских. Однако в каждой из этих групп выделяются слова, появившиеся в период общеславянского единства. Например, общеславянскими являются наименования, связанные с растительным миром: дуб, липа, ель, сосна, клен, ясень, черемуха, лес, бор, дерево, лист, ветвь, ветка, кора, сук, корень; названия культурных растений: просо, ячмень, овес, пшеница, горох, мак; названия трудовых процессов и орудий труда: ткань, ковать, сечь, мотыга, челнок; названия жилища и его частей: дом, сени, пол, кров; названия домашних и лесных птиц: курица, гусь, соловей, скворец; названия продуктов питания: квас, кисель, сыр, сало и т.д.

Восточнославянскими (или древнерусскими) называются слова, которые начиная с VIII в. возникали уже только в языке восточных славян (предков современных русских, украинцев, белорусов), объединенных к IX в. большим феодальным государством - Киевской Русью. Историческая лексикология располагает пока незначительными сведениями о специфике древней восточнославянской лексики. Однако несомненно, что есть слова, известные только трем восточным славянским языкам. К таким словам относятся, например, названия различных свойств, качеств, действий: сизый, хороший, рокотать; термины родства, бытовые названия: падчерица, дядя, кружево, погост; названия птиц, животных: зяблик, белка; единицы счета: сорок, девяносто; ряд слов с общим временным значением: сегодня, внезапно и др.

Собственно русскими называются все слова (за исключением заимствованных), которые появились в языке уже тогда, когда он сформировался сначала как язык великорусской народности (с XIV в.), а затем и как национальный русский язык (с XVII в.). Собственно русскими будут, например, наименования действий: ворковать, разредить, размозжить, распекать, брюзжать; названия предметов быта, продуктов питания: обои, облучок, обложка, голубцы, кулебяка; наименования отвлеченных понятий: итог, обман, обиняк, опыт и мн. др. (см.: Краткий этимологический словарь русского языка. М., 1971).

Словарный состав и его формирование

Wednesday, November 19th, 2008

Русская лексическая система в ее современном виде появилась не сразу. Процесс формирования словарного состава длительный и сложный, тесно связанный с историей развития русского народа. Историческая лексикология называет два основных пути развития лексической системы:

1) возникновение слов исконных, т.е. существующих издавна, постоянно, искони

2) заимствование слов из других языков.

Интересные слова и выражения 6

Sunday, November 2nd, 2008

Ахиллесова пята

Уязвимое место; слабая сторона кого-либо. Выражение берет свое начало в древнегреческом мифе о единственном уязвимом месте на теле одного из самых сильных и храбрых героев – пятке Ахиллеса.  Стремясь сделать сына непобедимым и таким образом дать ему бессмертие, его мать Фетида окунала младенца Ахилла в воды подземной реки Стикс, держа его за пятку, которая поэтому осталась уязвимой.

Ба! знакомые всё лица!

Слова Фамусова из комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума» (1824г.):
«Сюда! за мной! скорей! скорей!
Свечей побольше, фонарей!
Где домовые? Ба! знакомые всё лица!
Дочь, Софья Павловна!  страмница!
Бесстыдница! где! с кем! Ни дать ни взять она,
Как мать ее, покойница жена.
Бывало, я с дражайшей половиной
Чуть врознь – уж где-нибудь с мужчиной!
Побойся Бога, как? чем он тебя прельстил?»

Базар житейской суеты

Характеристика общества, основными ценностями которого являются тщеславие, напыщенность, эгоизм. Под таким заглавием в XIX в. Издавался в России роман английского писателя Уильяма Теккерея «Ярмарка тщеславия» (1848 г.).
См. также: Ярмарка тщеславия

Балалайкин

Так называют продажного адвоката-авантюриста, для которого сам процесс лжи, уверток, нахождения путей виртуозного обмана представляется самым увлекательным занятием. Этот типаж выведен М. Е. Салтыковым-Щедриным в очерках «В среде умеренности и аккуратности» (1873 – 78 гг.) и в «Современной идиллии» (1877 – 83 гг.).

Бальзаковский возраст

Выражение употребляется как характеристика женщин в возрасте 30 – 40 лет. Возникло после выхода в свет романа французского писателя Оноре де Бальзака «Тридцатилетняя женщина» (1834 г.).

Барон Мюнхгаузен

Именем этого героя анекдотических рассказов о фантастических путешествиях и о невероятных приключениях на войне и на охоте, беззастенчивого лгуна и хвастуна принято называть его последователей. Немецкий писатель Рудольф Эрих Распе издал в 1786 г. Перевод на английский язык книгу о приключениях Мюнхгаузена из немецкого сборника «Спутник веселых людей» (1781 – 83 гг.), дополнив его эпизодами из английской истории. Сюжеты, восходящие к фольклорным, античным и восточным анекдотам, группируются вокруг реально существовавшего барона К. Ф. Мюнхгаузена, служившего в русской армии, которого Распе объявил автором книги.

Барон фон Гринвальюе,
Сей доблестный рыцарь,
Все в той же позиции
На камне сидит

Приведенным четверостишьем или двумя последними строками из него характеризуют человека, погруженного в свои раздумья и безучастного к окружающим событиям. Цитата из стихотворения Козьмы Пруткова «Немецкая баллада» (1854 г.), представляющего собою пародию на балладу Ф. Шиллера «Рыцарь Тогенбург» (1797 г.). В стихотворении дан комический образ рыцаря, любовь которого отвергла Амалья.

Баш на баш

Это выражение используют как характеристику равнозначного обмена одной вещи на другую, без придачи, доплаты, принципу «равное на равное», Фраза пришла из арго? (от франц. Argot – речь определенных замкнутых групп, жаргон) оптовых перекупщиков мяса, рыбы и других продуктов и означает «голову на голову» (от тюрк. Bas – голова).

Башмаков он еще не износила

Цитата употребляется как образное определение женского непостоянства, быстрой смены убеждений. Цитата из монолога Гамлета в одноименной трагедии Шекспира в переводе Н. А. Полевого (1837 г.):
Башмаков она еще не износила,
В которых шла за гробом мужа,
Как бедная вдова, в слезах… И вот – Она,
Она! О, боже! Зверь без разума и чувства
Грустил бы более! она супруга дяди…
И месяц только! Слез ее коварных
Следы не высохли – она жена другого!

Беда, коль пироги начнет печи сапожник, а сапоги тачать пирожник

Смысл этого выражения заключается в том, что каждый должен хорошо, профессионально исполнять свои обязанности, делать свое дело. Цитата из басни И. А. Крылова «Щука и Кот» (1813 г.). Щука решила вместе с кумом Котом половить мышей. Но в результате сама едва осталась жива.
Натешился , наелся Кот,
И кумушку проведать он идет;
А Щука, чуть жива, лежит, разинув рот -
И крыса хвост у ней отъели.

Ну, а мораль басни – это и есть крылатое выражение.

Интересные слова и выражения 5

Sunday, November 2nd, 2008

Аргус

Именем этого великана, персонажа древнегреческой мифологии, стали называть бдительного сторожа. Согласно мифам, тело его было испещрено бесчисленным множеством глаз, причем спали одновременно только два глаза. Гера приставила Аргуса стражем к Ио, возлюбленной Зевса, превращенной в корову. Не знающий сна Аргус зорко охранял Ио. Впервые Аргус упоминается у Гомера, Миф передан Аполлодором  («Библиотека») и Овидием («Метаморфозы»).

Аредовы веки

Выражение употребляется в значении: долголетие. От имени библейского патриарха Иареда, который якобы прожил 962 года (Быт. 5:20).

Аристократия духа

Выражение применяется по отношению к людям, считающим, что они по своему культурному развитию стоят выше других. Первоначально оно имело в виду приверженцев одного из вождей немецкого романтизма, Августа Вильгельма Шлегеля, и принадлежит немецкому писателю Генриху Стеффенсу (1773 – 1845).

Аркадская идиллия

Употребляется (зачастую с иронией) для характеристики счастливой, беззаботной жизни. Аркадия – центральная гористая часть древнегреческого Пелопоннеса, население которой в древности занималось скотоводством и земледелием, в классической литературе XVII – XVIII вв. изображалась как страна, где протекает беззаботная идиллическая жизнь. Среди крылатых латинских выражений встречается Et in Arcadia ego! (это ин арка?дия эго) – «И я жил в Аркадии!», которым выражают сожаление об утрате чего-то прекрасного.

Армида

Именем этой героини поэмы итальянского поэта Торквато «Освобожденный Иерусалим» (изд. 1580 г.) красавицы волшебницы, удерживающей героя поэмы Ринальдо своими чарами в волшебном саду, стали называть легкомысленных кокетливых красавиц, а также женщин легкого поведения.

Архивные юноши

Так приятель А. С. Пушкин, библиофил С. А. Соболевский шутливо назвал группу молодых философствующих дворян, служивших в 20-х годах XIX в. В Московском архиве Государственной коллегии иностранных дел. Среди них были: поэт Д. В. Веневитинов, С. П. Шевырев, В. Ф. Одоевский, братья И. В. И П. В. Кириевские, А. И. Кошелев, сам Соболевский. Кошелев в своих «Записках» отмечал: «Архив прослыл сборищем «блестящей» московской молодежи, и звание «архивного юноши» сделалось весьма почетным, так что впоследствии мы даже попали в стихи начинавшего тогда входить в большую славу А. С. Пушкина». Кошелев имеет в виду строфу из романа «Евгений Онегин» (1823 – 31 гг. полн. – 1833 г.):
Архивны юноши толпою
На Таню чопорно глядят
И про нее между собою
Неблагосклонно говорят.

Афанасий Иванович и Пульхерия Ивановна

Герои повести Н. В. Гоголя «Старосветские помещики» (1835 г.), простодушные, наивные обыватели, нежные супруги, ведущие безмятежное, «растительное» существование. Их имена стали нарицательными для людей подобного типа.

Аспид

Так называют злого, жестокого, коварного человека. Аспид – род ядовитой змеи. Но указанное значение это слово приобрело благодаря Библии , в которой аспид является олицетворением зла: «Дан будет змеем на дороге, аспидом на пути, уязвляющим ногу коня, так что всадник его упадет назад» (Быт. 49:17).

Аттическая соль

Выражение употребляется в значении: утонченное остроумие, изящная шутка. Выражение принадлежит древнеримскому политику и оратору Цицерону, который в своих трудах отвел значительное место теории ораторского искусства, тщательно разработанной греками. Особенно он выделял жителей Аттики, прославленных своим  красноречием.

Ах! боже мой! Что станет говорить
Княгиня Марья Алексевна!

Эту цитату из комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума» (1824 г.) употребляют для  характеристики тех, для кого более важно мнение окружающих, чем реальные дела. Этими словами Фамусова заканчивается пьеса:
«Ну что? не видишь ты, что он с ума сошел?
Скажи серьезно:
Безумный! что он тут чепуху молол!
Низкопоклонник! тесть! и про Москву так грозно!
А ты меня решилась уморить?
Моя  судьба еще ли не плачевна?
Ах! боже мой! что станет говорить
Княгиня Марья Алексевна!»


| |